Rambler's Top100
Личный кабинет
Войти
Регистрация
Регистрация
Зачем вам это?

Делиться с другими своими впечателениями об отдыхе;

Общаться и заводить друзей среди туристов;

Обрести популярность в нашем сообществе.

Регистрация с помощью:
или
Зарегистрироваться
Регистрация турфирмы на нашем сайте позволит вам:

Отвечать на отзывы клиентов и быть более заметным среди целевой аудитории;

Повысить позиции вашей турфимы в поисковых системах;

Внести фирму в базу сайта и получать звонки;

Регистрация в качестве официального представителя отеля позволит вам:

Увеличить количество прямых бронирований вашего отеля;

Иметь надежную обратную связь со своими клиентами;

Отвечать на отзывы от имени администрации отеля.

Забыли пароль?
Укажите свою почту и мы вышлем вам новый :)
Отправить
Заказ обратного звонка
Пожалуйста, укажите Ваше имя и телефон для связи.
Ваше имя
Телефон (в межд.формате, например: +7 499 1234567)
Укажите город приобретения тура
Отправить
Турция

Турция

Античная Турция. Часть II

Часть II (день 6-8)

День шестой - среда, 24 сентября 2003 года. Домик Девы Марии - Эфес

Начало экскурсии было настолько ранним, что, слава Богу, обошлось без завтрака в отеле. Весь автобус с интересом наблюдал за погрузкой в недра одного нашего чемодана - все остальные туристы личные вещи сложили в пакеты. Не успел автобус выехать за пределы города, как деловитый Мерт выгрузил всех у придорожной харчевни, объявив, что завтрак входит в стоимость экскурсии. Наши попутчики оказались настолько шустрыми, что мы и глазом не успели моргнуть, как все накрытые на улице столики оказались заняты и нам пришлось искать себе места. Кое-как рассевшись, приступили к еде. В общем завтрак оказался довольно диетическим, без излишеств, и состоял в основном из домашних лепешек, меда, джемов и брынзы. Зато кофе был неплох. Налив чашку, я начал рассматривать соседей. Туристы как туристы, выделялся среди них сидящий напротив меня дед лет 75-ти, с редким энтузиазмом поглощавший все, что было на столе. По виду и ухваткам дедушка был похож на бывшего партийного функционера среднего звена в начальной стадии маразма. Кушая и одновременно задавая кучу вопросов (ответы на которые он не слушал) соседям, старичок при этом еще умудрялся с ноткой меланхолии вспоминать подробности 20-летней давности отдыха в санатории города Сочи. С лица его не сходила гаденькая улыбка. Я его про себя сразу прозвал "дед-террорист" и решил держаться от него на всякий случай подальше.

Мы с удовлетворением отметили, что блондинка по-прежнему держится около Мерта и вид имеет вполне умиротворенный.

По дороге в Эфес Мерт сообщил нам, что для начала мы посетим Домик Девы Марии. Это было новостью. История обретения домика вкратце звучит так.

Согласно Евангелию от Иоанна (л.19, 26 - 27) Иисус Христос, умирая на распятии, наказал присутствовавшим при распятии любимому ученику стать сыном его матери, а матери в лице ученика обрести сына. Любимым учеником являлся сам Иоанн, не назвавший свое имя в Евангелии из скромности и после этого не расстававшийся с Девой Марией до самой ее смерти. Поскольку оставаться далее в Иерусалиме было небезопасно, Иоанн с Девой Марией отправились странствовать и в конечном итоге навсегда поселились в Эфесе. Но доказательств пребывания Девы Марии в Эфесе не имелось. И вот в середине 19 века произошла странная история. Жила в то время в Германии некая крестьянка по имени Анна Катерина Эммерик, прикованная к постели неизлечимой болезнью. Ее посещали религиозные видения. Эти видения были записаны и после смерти Эммерик - в 1842 году - опубликованы в виде книги. В книге, в частности, было написано, что Дева Мария поселилась вместе с Иоанном не в самом Эфесе, а километрах в 5-ти от него, на Соловьиной горе. Там в пещерах и палатках уже жило несколько христианских семей. Деве же Марии Иоанн приготовил небольшой домик. Место это было чрезвычайно уединенное, с вершины горы был виден Эфес и море. Однажды некой монахине во французской больнице г.Измира попалась на глаза книга Эммерик, в которой подробно описывалось местонахождение жилища Девы Марии. Долго ли коротко, но на Соловьиную гору 29 июля 1891 года была организована маленькая экспедиция, которая действительно в указанном месте обнаружила остатки домика, вернее, маленькой церкви. Вид окрестностей также полностью совпадал с описанием в книге откровений Эммерик. Местные крестьяне, как оказалось, давно знали о святости этого места и о находящемся рядом с домиком чудотворном источнике. Проведенные раскопки показали, что остатки византийской церкви датируются XIII веком н.э., но построены были на фундаменте I века н.э. Также были найдены закопченные мраморные плиты, использовавшиеся в качестве очага, угли и одно захоронение рядом с домиком - все I века нашей эры. Могила Девы Марии, умершей, как полагают, в 48 году н.э., обнаружена не была, хотя, по видениям Эммерик, должна была находиться в 500 метрах от домика. Но чье-то захоронение, датируемое I н.э., тем не менее, нашли. Обнаруженные угли, по слухам, обладают чудотворными свойствами и являются окончательным доказательством сами понимаете чего, предъявлять которое пока признано преждевременным. Во всяком случае, католическая церковь официально признала это место святыней, домик был отреставрирован и является предметом паломничества. Рядом с домиком проводятся богослужения, он неоднократно посещался римскими папами. Турки объявили домик с источником музеем и берут плату за вход в размере 9,8 млн.лир (225 рублей).

Времени у нас было мало. Посетив домик, мы спустились к источнику попить святой воды. Рядом на стене имелся специально отведенный участок, куда паломники привязывают тряпочки со своими просьбами к Деве Марии. Стена напоминала ковер из лоскутков. Мы сообразили, что святой воды надо бы налить впрок: пришлось в ларьке рядом с источником купить крохотную (больших не было) бутылочку за полмиллиона лир. Кроме того, я купил брошюрку на русском под названием "Дом Пресвятой Девы Марии".

Потом мы поехали в Эфес, вернее, к его руинам, расположенным в 3 км от города Сельчук. В Сельчуке находятся развалины храма, построенного (по преданию) византийцами над могилой Апостола Иоанна, но туда, по словам Мерта, мы планово не успевали.

По дороге заехали в очень приличный ресторанчик со шведским столом, где нас вкусно покормили - платить опять пришлось только за пиво. Раскопки Эфеса производятся уже больше ста лет за свой счет австрийцами и при этом раскопано только 10% площади города. Турки огородили всю эту огромную территорию, поставили турникеты и за вход берут по 10 млн. лир (у нас по-прежнему все входило в стоимость экскурсии). Руины впечатляли. Я быстро накупил книжек на русском про Эфес, Памуккале и маленькую книжку про Турцию, поскольку большая озадачила меня несколько вызывающим названием "Турция - цивилизованная страна".

Эфес был большим городом еще в те времена, когда Рим был маленькой деревней, а при императоре Августе Эфес стал резиденцией римского наместника в провинции Азия и являлся вторым по величине городом античности. По преданию, город был основан амазонками: во всяком случае, за 2000 лет до нашей эры о нем имеются упоминания. В XI веке до н.э. греки построили на этом месте, в устье реки Каистр (совр. Малый Мендерес), портовый город.

В VI веке до н.э. этими землями владел лидийский царь Крез. При нем якобы дотоле неизвестный городишко стал известен своим храмом Артемиды, но о храме после. Позднее Эфес, как и все греческие полисы в Малой Азии, попал под власть персов и был освобожден Александром Великим, а после его смерти был захвачен бывшим телохранителем Александра - исимахом. К тому времени воды реки принесли столько наносов, что местность заболотилась и появилось много комаров, а вместе с ними - малярия. Вот тут-то я и понял загадочное выражение Мерта "море отступило". Лисимах, не долго думая, построил новый город, подальше от моря и комаров, а чтобы убедить жителей быстрее туда переселиться, оставшимся в старом городе перекрыл водопровод и канализацию. Сохранились от лисимаховых новостроек только остатки 3-х метровой городской стены, поскольку Эфес регулярно разрушали землетрясения; так что большинство имеющихся в настоящее время руин имеют более позднее - римское происхождение. После смерти Лисимаха Эфес долгое время переходил из рук в руки, пока в 190 г. до н.э. не достался римлянам, а потом византийцам. В V веке н.э. из-за регулярных набегов варваров город постепенно стал приходить в запустение, пока не был окончательно брошен жителями.

Город действительно раскопан только на 10 процентов и туристы фактически идут по одной, хотя и широкой дороге, вымощенной когда-то мрамором. В своем начале она называется "Дорога Куретов". По обе стороны дороги из склонов холмов высовывается на свет Божий столько античных обломков, что еще копать и копать. Куретами называли монахов, регулярно бегавших по этой дороге за дровами, поскольку их обязанностью было постоянное поддержание священного огня в честь богини Артемиды, а назвали их так (предположительно) потому, что первые из них были уроженцами Крита. Поскольку куреты были заняты чрезвычайно важным для города делом, то имели право преимущественного прохода, как нынешние машины со спецсигналами.

Мерт рассказывал про каждые обломки, но мы не все запомнили. Закурив, даже посидели в Малом Театре (Одеоне), после чего двинулись дальше. По словам Мерта, с раскопками не особенно торопятся, поскольку технологии консервации находок постоянно совершенствуются .

- Лет сто назад, - показывал нам Мерт, - раскопали вот этот богатый дом с чудесными мозаиками на полу. Так вот, они под дождем и солнцем почти погибли. А сейчас соседний дом, видите, защищен специальным павильоном.

Тут мы подошли к центру города - довольно большой площади, украшенной Библиотекой Цельса. На площади барышня торговала сувенирами. Я сразу же присмотрел у нее небольшую (сантиметров 15) мраморную статуэтку Артемиды Великой и немедленно купил последнюю за 13 долларов. Надпись на коробочке, куда барышня упаковала статуэтку, гласила, что это - точная уменьшенная копия римской статуи I века н.э., найденной в Эфесе в Пританее (мэрии Эфеса). Статуя высотой 292 см являлась, в свою очередь, копией статуи Артемиды, стоявшей в знаменитом одноименном храме, одном из Семи чудес света. Лицо и фигура статуи выражают божественную сущность, ноги статуи сдвинуты вместе, богиня как - бы устремлена ввысь. Руки от локтя, видимо, протянутые к небу, утрачены. На голове у Артемиды - тройная корона, на бюсте - много грудей (символ плодородия), за что ее часто называют Многогрудой. Правда, Мерт выдвинул свою (сомнительную версию), что это не груди, а бараньи яйца - тоже символ плодородия. Богиня, кроме того, украшена всяким зверьем. Тут же из надписи выяснилось, что статуэтка вовсе не мраморная, а отлита из смеси полиэфира, доломитового и титанового порошка, что и объясняло ее невысокую цену при тщательности прорисовки деталей. Я же только порадовался удачной покупке.

Рядом с нами вертелся дед - террорист, дергая туристов за рукава и требуя сфотографировать его на фоне библиотеки. Наконец ему удалось уговорить одного молодого человека. Дед объяснял, мерзко улыбаясь, что фото ему нужно для отчета перед дочкой, профинансировавшей поездку.

- Мама ее, похоже, уже отошла в мир иной, а дочка так потратилась, чтобы хоть чуть-чуть отдохнуть от папы! - сокрушались мы, сочувствуя дочке (и молодому человеку).

Собственно, от самой библиотеки остался только фасад, внутренняя часть здания была полностью разрушена во второй половине III века во время нашествия готов, но в нижних нишах фасада по-прежнему красуются почти целые женские статуи, олицетворявшие Правосудие, Добродетель и т.п. Когда-то в библиотеке хранилось более 12000 пергаментов. Строилась она при императоре Адриане по проекту архитектора Тиберия Юлия Аквилы более 20 лет и названа была в честь отца архитектора: строительство было закончено в 135 году н.э., когда сам архитектор уже умер, своевременно оставив завещание и деньги. Внизу (в подвале) при раскопках совсем недавно был найден саркофаг с останками Цельса: на саркофаг можно посмотреть через решетку.

Повернув направо, мы вышли на Мраморный проспект. На нем, напротив библиотеки, располагались развалины общественного туалета. Вдоль стен туалета тянулись закрытые сплошные каменные сиденья с маленькими отверстиями. Мерт сообщил, что зимой, когда было холодно, горожанин обычно сначала посылал в туалет раба, дабы тот предварительно теплом своего тела (т.е. задницей) нагрел участок сиденья. Туалеты пользовались спросом, поскольку не в каждом доме была канализация.

Рядом с туалетом находился публичный дом, также имевший большую популярность. Чтобы приезжий не запутался, на одной из плит Мраморного проспекта до сих пор сохранился вырезанный рисунок ступни, показывающий нужное направление от гавани к гетерам. Для местных же жителей, дабы их жены не расстраивались по пустякам, к публичному дому был прорыт подземный ход из библиотеки Цельса. То есть, сказав жене, что пошел в библиотеку, можно было в тихаря из библиотеки направиться к жрицам любви. Нечего сказать - очень удобно.

Кто только не побывал в Эфесе. За прочными стенами Эфеса укрывался Ганнибал. Прогуливались здесь Александр Македонский, Цицерон, Юлий Цезарь, Марк Антоний и Клеопатра. Здесь же скрывались некоторые из убийц Юлия Цезаря.

Древнегреческий философ. Развивал теорию непрерывного изменения, становления ("все течет", "в одну реку нельзя войти дважды").

При этом надобно заметить: Ганнибал, Гераклит, да и Александр Македонский пребывали совсем не в том Эфесе, в котором потом гуляли вышеперечисленные римляне. Эфес при Гераклите находился западнее - в 10 км ближе к морю - в нынешнем болоте (вспомните Лисимаха ). Под солнцем мы шли по Мраморному проспекту, пили воду из пластиковых бутылочек и пытались понять, как же здесь люди жили. Судя по всему, жили неплохо. С этим мы дошли до театра, в котором одновременно могли находиться 24 тысячи зрителей. Он хорошо сохранился. Знаменит же Эфесский театр тем, что упомянут в Библии как зрелище.

Как я уже говорил, в начале нашей эры Эфес был вторым по величине (после Рима) городом во всей Ойкумене (т.е. в известном древним обитаемом мире). В нем только постоянного населения насчитывалось более 250 тысяч человек, а была еще масса приезжих. Понятно, что ученики Христа, проповедовавшие новое учение, никак не могли обойти такой мегаполис стороной. Тем более что власти Эфеса отличались достаточной веротерпимостью. И вот в Эфесе появился Апостол Павел и начал крестить язычников. Его деятельность в городе через некоторое время вызвала весьма бурную реакцию части горожан и, что любопытно, возмущение было вызвано чисто материальными соображениями. Все происшедшее описано в 19 главе Деяний Апостолов. Итак, некто по имени Димитрий, ремесленник, зарабатывавший на жизнь изготовлением сувенирных серебряных копий храма Артемиды, вдруг сообразил, что если христианство в Эфесе станет самой популярной религией (а дело к тому шло), то его работа никому не будет нужна. Собрав коллег, он объяснил им ситуацию и они все вместе с криком "Велика Артемида Эфесская!" бросились к театру, по дороге схватив двух христиан. К ним по пути присоединялись другие горожане, многие из которых толком не понимали, что собственно происходит. Театр целиком заполнился возбужденной толпой, жаждавшей самосуда. Св. Павел решил выручать единоверцев самостоятельно, но руководство города отговорило его идти на верную смерть. Вместо этого перед толпой выступил один из городских начальников, после чего христиан отпустили. Что же он сказал толпе? А начальник просто сообщил всем, что, во - первых, христиане ничего из храма Артемиды не украли, так что оскорбление богине они не нанесли. Во - вторых, если волнения превратятся в бунт, то император обязательно отправит в Эфес карательную экспедицию и пострадают все. И вообще, если у горожан имеются к христианам претензии, то следует обращаться в суд. Инцидент был исчерпан. Вот так один умный человек предотвратил большую беду, которая неминуемо грозила целому городу.

От театра мы направились по дороге к гавани, выйдя из города. Сев в автобус, мы поехали к храму Артемиды.

Храм Артемиды - третье чудо света - стоял не на эфесском акрополе, а в долине, в семи километрах от самого города. Власть Эфеса не распространялась на храм Артемиды, который был самостоятельной политической единицей со своим правительством, представляющим собой коллегию жрецов. Территория храма было нейтральной и неприкосновенной: всякий, кто вступал на его землю безоружным, приобретал право неприкосновенности.

Артемида, сестра Аполлона, - дочь Зевса, считалась покровительницей Эфеса. Сначала Артемида была богиней плодородия, покровительницей животных и охоты, а также богиней Луны, потом - покровительницей целомудрия и охранительницей рожениц. Артемида считалась у греков идеалом женской красоты: она была столь прекрасна, что ей и не нужно было участвовать в известном состязании между Герой, Афродитой и Афиной за яблоко Париса.

Все знают, конечно, что маньяк по имени Герострат сжег одно из чудес света - храм Артемиды Эфесской. А вот Кир Булычев, например, считал, что это всеобщее заблуждение: Герострат никогда не сжигал чуда света, из - за которого стал таким знаменитым. Дело, по его мнению, обстояло так.

Храм в честь покровительницы города всегда был в Эфесе главным. Но за первую тысячу лет существования города храму фатально не везло: то он сгорит, то его землетрясение разрушит - а все потому, что храм был деревянный. И вот в VI веке до н.э. эфесцы решили построить такой храм, которому ничего не будет страшно - богиня будет довольна. Эфес был богатым городом, к тому же помогли соседи, выделил большую сумму и легендарный Крез - сказочно богатый царь Лидии. Был объявлен открытый конкурс, который выиграл Херсифрон из Кносса. Он решил построить храм в устье реки Каистры, на болоте. В самом деле, при регулярных землетрясениях только болото погасит любые толчки. Но как сделать, чтобы тяжелый храм не утонул? И Херсифрон распорядился сначала выкопать глубокий котлован, его набили смесью шерсти и толченого угля: образовалась огромная подушка.

По топкой земле было трудно перевозить огромные мраморные колонны из каменоломен, которые находились в 12 километрах от храма. Колеса повозок вязли в болотистой почве. Тогда Харсифрон предложил остроумный способ. В концы колонны забили железные прутья, укрепив их свинцом, и на эти оси с обеих сторон колонны насадили колеса такого размера, что каменная колонна висела на железных осях. Затем прикрепили длинные жерди, впрягли быков, и колонна, превращенная в своеобразное колесо, покатилась по топкой дороге. Сами колонны, кстати, были сделаны из нескольких частей, цельную колонну длиной 15 метров и весом 70 тонн высечь из мрамора было невозможно. В торце части колонны выдалбливали отверстие, вставляли туда железный штырь, заливали его свинцом, а на штырь насаживали другую часть.

Херсифрон умер от переутомления, не успев закончить строительство, оно было закончено его сыном и двумя другими архитекторами. В 550 г до н.э. великолепный храм открылся, слава его была велика. Простоял он двести лет.

И вот в 356 г. до н.э. Герострат поджег храм, что сделать было не трудно - ведь у святилища охраны не было (никому и в голову не приходило, что охрана нужна). В те времена храмы кроме своего прямого предназначения выполняли также функции нынешних банков и складов одновременно - под охраной богини в подвалах храма находились драгоценности, запасы зерна и т.п. К тому же храм все равно был частично деревянный (балки перекрытий), так что пламя распространилось быстро.

Ну, история "Забыть Герострата" широко известна. А вот менее известно, что ехидные соседи позже спросили эфесцев: "Почему Великая Артемида не смогла защитить собственный храм?". Находчивые горожане ответили: "Это случилось 21 июля. В тот день родился Александр Великий и Артемида посчитала необходимым присутствовать при родах, так что в момент поджога она находилась в Македонии".

А храм эфесцы решили построить заново и лучше, чем прежде. Горожане собрали все свои драгоценности, продали колонны сгоревшего храма, помог деньгами и Александр Македонский. Новый храм стал гораздо больше и красивее прежнего - вот он-то и стал чудом света. Так что никакого чуда света Герострат не поджигал.

Простояло это чудо полтысячелетия, весь мир восхищался им, но в 263 г. н.э. Эфес захватили варвары (готы) и разграбили святилище, а окончательно добил храм указ императора Феодосия I в 383 г. н.э. против языческих храмов - его стали растаскивать на постройки по частям. В 1869 г. английский археолог Вуд раскопал фундамент храма, под ним обнаружили и фундамент храма, сожженного Геростратом.

И вот мы подъехали к храму. Боже мой! С пригорка мы увидели внизу поле размером с футбольное, которое когда-то целиком занимал храм Артемиды Эфесской. От всего чуда света осталась одна колонна (а было их свыше ста), да и та составленная из обломков. Правда вода, присутствующая на снимке, оставалась только в левой части поля, а водоплавающих птиц не было вовсе.

Тут-то я и смог, наконец, сформулировать ощущение, возникшее у меня с начала посещения Эфеса. В отличие от Рима, в котором тоже много античных памятников различной степени сохранности, Эфес - мертвый город, в котором никогда уже не будет жителей. От одного из величайших городов мира остались одни обломки. То-то, библейский Димитрий сотоварищи! Стоило ли так волноваться? Мысль, быть может и не очень свежая, но, поверьте, очень грустная. На краю обрыва, где мы стояли, росли оливковые деревья, на которых кое-где висели плоды. Я, дотянувшись, сорвал несколько и попробовал. Видимо, перезревшие, оливки по вкусу напоминали сушеные финики.

Пора была ехать в Памуккале. По дороге Мерт развлекал народ как мог. Он показал на домик, стоявший на вершине горы и попросил угадать, кто в домике живет. Один турист догадался:

- Проститутки?
- Правильно, - обрадовался Мерт.

Он сообщил, что в Турции проституция официально разрешена, только дома терпимости по правилам должны находиться вдалеке от жилья. Далее Мерт начал втолковывать нам, насколько проституция полезна для полового воспитания юношей. Мы не возражали. Неожиданно Мерт загрустил и кратко обрисовал экономические проблемы, возникающие у населения Турции.

- Вот вы видите, что торговля в Турции в основном идет без использования кассовых аппаратов, - начал Мерт. - Но хитрое правительство Турции собирает налоги другим образом: например, в виде высокой квартплаты.

Мы хотели сообщить Мерту, что правительство России действует еще хитрее: оно пытается выколотить деньги из населения всеми способами, в результате чего деньги до казны почти не доходят: наживаются одни только чиновники и контролеры, повсеместно берущие взятки. Но рассказывать все это было ни к месту. Мы и не стали.

Потом Мерт предложил посмотреть рафтинг (спуск на лодках по горной речке), записанный на видео. Часть участников рафтинга присутствовала в автобусе. Оказалось, что рафтинг им в целом понравился, вот только вода была очень холодной - пришлось в профилактических целях пить водку.

Я решил внимательно рассмотреть покупки. Статуэтка Артемиды была великолепна. С книжками дело обстояло хуже. Создавалось впечатление, что их перевод был сделан с английского на русский компьютерной программой типа "Сократ", при этом никто не удосужился проверить, что получилось. А получился полный бред, читать это было невозможно - надо было покупать в английском варианте. Тут-то я понял, что должно было означать название насторожившей меня книжки: не "Турция - цивилизованная страна", а "Турция - родина цивилизаций". Поскольку во всякой неприятности, по моему мнению, надобно искать положительные (или хотя бы поучительные ) моменты, я утешился тем, что решил рассматривать купленные книжки в качестве фотоальбомов. Так что решительно заявляю, что все фотографии, использованные в данном опусе, конечно скачаны в Интернете, но у меня есть и получше, просто сканера под рукой в данный момент не имеется.

Перед самым Памуккале нас насильственно завезли на "кожаную" фабрику, где был устроен показ моделей ("дефиле"). Нам подали яблочный чай и показали какие-то безумные куртки, которые нормальный человек и даром-то не возьмет, не то что за деньги. Показ сопровождался лотереей (всем раздали по билетику). Выиграл юноша, коему немедленно вручили курточку из кожзаменителя, всех же остальных повлекли в полутемный магазин при фабрике. Мы втроем не стали терять время и устроили перекур при заходящем солнце.

Наконец мы добрались до Памуккале ("Хлопковой горы"). Это оказался маленький городишко с одним единственным отелем "Pamuksu Boutique Hotel", где мы и разместились. До 1997 года в городке было несколько отелей, но их закрыли, поскольку отели использовали термальную воду, а после очередного землетрясения ее стало не хватать. Отель был камерный и очень симпатичный - Мерт уверял, что отель - 4-х звездочный. Внутри отель был облицован диким камнем и имел очень симпатичный крытый внутренний дворик, куда выходили окна нашего маленького 3-х местного номера на 3-м этаже. Быстро разместившись, мы отправились отужинать на веранде около бассейна. Шеф-повар отеля явно был вторым родным братом нашего шефа в Мармарисе: ужин был паршивый. Подивившись количеству скверных поваров именно в этой области Турции и выпив пива, мы отправились в подвал купаться в бассейне с термальной водой. Около бассейна служака продавал открытки с видами Памуккале и, решив поддержать бизнес, я купил у него раскладку из открыток за 2 доллара. Развлечения в бассейне хватило на 10 минут (благо наши попутчики уже заполнили его своими - совсем не субтильными - телами на две трети), после чего мы пошли в "нумера" пить водку, ибо последняя хорошо смывает дорожную пыль, а также приводит в порядок впечатления и мысли. Поставив будильник на мобильнике на 5 утра (вставать завтра надо было рано), мы легли спать - когда водка кончилась.

День седьмой - четверг, 25 сентября 2003 года. Памуккале - Иераполис - Мармарис

День начался еще ночью: время-то на моем мобильнике стояло московское, так что барышни вскочили в 4 утра, высказав мне все, что они обо мне даже и не думали, после чего легли спать снова. Окончательно встав и кое-как позавтракав, все туристы стали делиться впечатлениями о ночлеге. Мои, конечно, не преминули меня публично обругать, на что другие заметили, что это - ерунда. Кое-кто всю ночь во сне на кровати плясал под музыку близлежащей дискотеки, остальные (у кого окна выходили не на дискотеку, а на улицу) били комаров. Так что нам еще повезло. Около автобуса юные аборигены продавали открытки. Моя раскладка (купленная вчера вечером) стоила всего 1 доллар. Я понял, что не всякий бизнес (и не всегда) стоит поддерживать, особенно себе в ущерб. Автобус через 10 минут подъехал к самой белоснежной горе, въезд на которую, как обычно, был платный и (как обычно) стоил 10 млн. лир. Мы вышли.

Перед нами были очередные античные руины. Я, честно говоря, всегда думал, что в Памуккале есть термальные источники, но что ими пользовались еще в древности - этого я не знал. Оказалось, что люди узнали о чудодейственной силе тамошних источников по крайней мере за тысячу лет до нашей эры. А после смерти Александра Македонского царь Пергама Евмен основал на горе город Гиерополис ("Священный"). Правда, в эпоху правления Нерона (в 60 г.н.э.) город был разрушен до основания страшным землетрясением, но скоро был отстроен заново, еще краше. Пришел он в упадок и был заброшен в XIV веке н.э. с приходом турок - осман. Кое-какие постройки все же сохранились: например, римские бани - там сейчас местный музей - и всенепременный театр. Христиане, кстати, после официального признания христианства государственной религией обожали переделывать римские бани в церкви (таким образом, по словам Мерта, они "оскверненное здание", где римляне предавались оргиям, превращали в "святое"). В городе имеется огромный античный некрополь (по величине - второй в мире) - ведь не все из приехавших в город больных излечивались. Среди памятников я даже заметил типично ликийский - в виде перевернутого кораблика. То, что в 80 году н.э. в Гиерополисе римлянами был распят один из 12 апостолов - Святой Филипп - и на горе над городом находятся развалины храма, построенного позднее над его могилою, стало для меня совершеннейшей новостью. Впрочем, могила Св.Филиппа не обнаружена.

Осмотрев развалины, мы подошли к так называемому озеру Клеопатры - античной купальне, где до сих пор бьет горячая вода (по - моему, именно этой водой поливают всю гору). В центре озера есть островок, оно окружено деревьями, раздевалками и магазинчиками - типичный такой туристический центр. Право искупаться в озере стоит 11 долларов (Мерт собрал с нас деньги, взамен выдав синие билетики). Сложив одежду в шкафчики, мы пошли купаться. Я предусмотрительно не снял очки. И правильно. Плавать в озере Клеопатры можно не везде: во время землетрясений в купальню падали всякие древние колонны и плиты, так что местами приходилось через них переползать и надо было заранее намечать маршрут следования. Плавание выходило довольно извилистым, но в целом приятным. Народу в озере купалось так много, что можно было обойтись и вовсе без билетика, но было неудобно перед Мертом. По выходе из воды нас уже ожидали мастерски сделанные фотографии нас купающихся (по 4 доллара за штуку). В раздевалке я нашел два новых синих билета, но еще раз купаться не хотелось. Тут же в магазинчике обнаружились серебряные серьги с ляпис - лазурью, в пару купленному в Мармарисе браслету. Однако турок не хотел продавать серьги без имеющегося и у него браслета, так что мы не договорились. К тому же, узнав цену, мы решили, что в Мармарисе за эти деньги можно купить две пары вполне приличных золотых сережек. Следовало посетить гору (вернее, спуск с нее), благо она была рядом.

Горячая вода из источников, богатая кальцием, стекает по горе и образует травертины (белоснежные террасы), наполненные водой. Впрочем, как я уже упоминал, после недавнего землетрясения источники стали иссякать и теперь оставшаяся термальная вода шлангами направляется в разные части горы строго по расписанию.

Перед входом на травертины надо снять обувь. Цепочка разноязыких туристов не торопясь, по щиколотку в воде, спускалась вниз. На полдороге мы решили, что положенная программа по посещению термальных источников выполнена и мы вернулись: хотелось посмотреть остатки города. Надо отметить, что в городе раскопана только одна улица - раскопки ведут, во-первых, итальянцы, а, во-вторых, всего 35 лет. Так что Гиерополис производит гораздо меньшее впечатление, нежели Эфес. На одной развалине росло гранатовое дерево. Я сорвал плод - он был кисловат. Мы прошлись по улице, полазили по руинам византийской церкви и стали возвращаться к автобусу - время поджимало, а хотелось еще успеть выпить пива.

Заехав в отель, мы пообедали, чем Бог послал. На обеде выяснилось, что часть наших туристов - латвийские граждане, хотя и русские по происхождению. Живется им в Латвии, судя по их рассказам, неплохо. Они собирались помимо всего прочего сплавать еще на пароме на остров Родос - латвийский паспорт это позволяет (греческой визы не требуется). Говорили они с некоторым акцентом и когда речь зашла о выговоре, одна барышня из Риги заявила, что москвичи напрасно гордятся своим прононсом и зря считают его образцом правильной русской речи.

- Милочка моя, - заметил я, - в Москве (столице России, кстати) проживает гораздо больше людей, говорящих по-русски, чем в любом другом регионе России, не говоря уже о загранице. Следовательно, московский выговор и есть самый правильный. К тому же для вас, граждан Латвии, это не принципиально: через пару поколений вы ассимилируетесь и внуки ваши вообще не будут говорить по-русски.

По дороге в Мармарис Мерт сначала затащил нас на ониксовую фабрику, а потом и на швейную. На ониксовой фабрике я попытался убедить продавца, что они просто - напросто портят полудрагоценный камень, делая из него чудовищные сувениры чрезвычайно грубой работы. И в самом деле, кошки из оникса больше походили на бегемотов, остальные фигурки были не лучше: да и что может получиться после пяти минут обработки куска камня на токарном станке? Вместо благодарности за ценный совет продавец обиделся и попытался выгнать меня из магазина.

На швейной фабрике дела обстояли не лучше - она представляла собой склад неликвида, от которого московские оптовики отказались еще лет 7 назад, при том в Стамбуле. Товар был бросовый, но дорогой. Разумная часть туристов, плюнув, убежала через дорогу воровать хлопковые кустики с поля - на сувениры. Один парень из Нижневартовска все-таки купил себе на фабрике махровый халат. Спросив у него цену (30 долларов), я присвистнул: мой, купленный в Москве, стоил столько же, но был в два раза лучше. На обеих фабриках также устраивались лотереи с выдачей билетиков, так что в автобусе Мерту удалось облагодетельствовать одного мальчика ониксовой кошкой (бегемотом?), а некую барышню - полотенцем. Мы, слава Богу, ничего не выиграли. Удовлетворив свои комиссионные интересы, Мерт успокоился и мы наконец прямиком направились в Мармарис.

На хлопковых полях вдоль дороги люди, в основном женщины, вручную собирали хлопок. Это были поденщики, кочующие по всей Турции вслед за очередным урожаем чего-либо. По мнению Мерта, после сбора хлопка их путь лежал на север - к Трапезунду - собирать фундук.

Мерт попытался в очередной раз показать всем кассету с записью рафтинга, но попытка оказалась неудачной и ему пришлось продолжить рассказ про турецкую жизнь. На сей раз Мерт выбрал топик про любовь и брак. Выяснилось, что существующий в Турции обычай брать калым за невесту очень мудрый.

- Ведь, - рассуждал Мерт, - калым - это своеобразный страховой фонд семьи невесты на случай, если с женихом в браке что-либо случится. Вдруг он умрет или не сможет содержать детей. В компенсацию форс-мажора и пойдет калым. Кроме того оказалось, что замужние турчанки вообще не должны работать.

- Теперь понятно, почему турки обожают жениться на русских, - ахнули мы, вспомнив Сусанну и аниматоршу. - Калым не нужен, жену можно устроить сразу на две работы, а самому курить кальян на диване.

Тут случилась очередная санитарная остановка на автобусной станции, где мы присели за столик недалеко от Мерта. Мерт, сидя рядом со своей блондинкой, заказал себе травяной чай, мы - тоже. В кипятке плавала веточка какой-то травы: напиток был вкусный. Я постарался запомнить, как выглядит травка.

Вернувшись в отель и положив вещи, мы строевым шагом отправились в "Рамстор" покупать себе курочку-гриль на ужин: хороший ресторан искать уже было некогда, надо было еще вещи собрать перед отъездом. Предварительно мы спросили у Рамиля (портье) не обидится ли персонал кухни, если мы на ужин в ресторан отеля принесем свою курицу.

- Да что вы, какие обиды? - улыбнулся Рамиль. - Приносите чего хотите, никто и слова плохого не скажет. В нашем ресторане вообще никто из персонала не питается, даже уборщицы брезгуют - все ходят в окрестные забегаловки.

В "Рамсторе" нам через 10 минут выдали жареную курицу в лаваше, стоила она ровно в два раза дороже, чем в Москве. Пока мы ожидали заказ, на полочке с травяными чаями я обнаружил коробочку с травой, настой которой мы попробовали на остановке. Название травы было написано по-английски: "Sage". Сообразив, что коробочка стоит всего 1 доллар, я отнес ее на кассу тоже. В Москве я первым делом открыл словарик и выяснил, что sage по-русски означает шалфей.

В ресторане отеля мы уселись подальше от публики, дабы голодные туристы не отняли наш ужин, разобрали курицу по тарелкам и с удовольствием приступили к трапезе. Все же кое-кто увидел, что именно мы едим.

- Своих-то служащих в ресторане кормят хорошо: вон курицу дали, - услышали мы завистливый (и конечно женский) шепот за спиной. Мы улыбнулись: видимо от голода у шептуньи начались глюки - как раз на персонал отеля мы были похожи в последнюю очередь.

Улетали мы завтра днем, но все же опасались, что обиженная девушка Лена позабудет прислать за нами автобус. К нашему удивлению, на доске объявлений висело факсовое сообщение от Лены о времени нашего трансфера.

Перед последним ночлегом предстояло решить две проблемы: набрать в баре вина на дорогу и сходить за золотой цепочкой на ногу племяннице к Сусанне. Цепочка оказалась готова, а набрать вина было не проблемой - вино наливалось из находящегося рядом с баром деревянного шкафчика, в который были вставлены 2 канистры: одна с красным, а другая с белым вином. В несколько приемов мы стаканчиками натаскали в номер вина на целую пластиковую бутылку, а заодно и джину с тоником себе на вечер. Вспомнилось, что 6 лет назад, во время нашего предыдущего посещения Турции, в Анталье в магазинчике мы на пробу купили пять разных бутылок сухого вина. Четыре из них пришлось сразу выбросить, поскольку пить его было невозможно, содержимое пятой бутылки напоминало по вкусу разбавленное каберне. Нынче же турецкое вино (и красное, и белое) является вполне приличным - научились - таки турки виноделию. С мыслью о торжестве прогресса мы и заснули.

День восьмой - пятница, 26 сентября 2003 года. Отлет

День начался строго по графику: два яйца в ресторане плюс наш чай, а потом последнее купание. На сей раз мы отправились направо - на пляж собственного отеля. Почти никого на пляже еще не было, но все лежаки уже были заняты, о чем свидетельствовали лежащие на них полотенца. Оторванные от жизни отеля, мы и не знали, что в нем негласно действуют правила советского профсоюзного санатория: ночью встать, сбегать на пляж занять лежак, потом вернуться и спать себе. Особенно смешны были два зарезервированных лежака: занятость их была обозначена натянутым между ними пакетом из "Макдональдса" - это было уже совсем возмутительно и означало, что человек даже не удосужился ночью встать, использовав грошовый пакет еще вечером. Вот на них-то мы и расположились. Вода была прелестная. Первый раз за весь отдых мне было не зябко залезать в воду. Впрочем, купались мы недолго и к моменту, когда подоспел встревоженный владелец фаст-фудовской упаковки, уже собирались уходить, так что нам даже не пришлось сказать ему на прощание пару ласковых слов.

Собрав вещи, мы спустились в холл. Сдав ключи от номера и сейфа Рамилю и узнав, что зимой Рамиль собирается в Москву, где у него живет брат, мы налили себе по стаканчику красного вина и расположились на диване в ожидании микроавтобуса. Увидев аниматоршу Инну, мы от скуки решили с ней побеседовать на прощание. Барышня оказалась родом из Молдавии, что и объясняло ее чудовищный выговор. Вышла замуж за своего турка, получив турецкое гражданство, потому что на родине дела обстоят совсем скверно. Живет в Анталье с мужем и тещей, летом подряжается с мужем работать аниматорами в том отеле, где возьмут - в общем, не позавидуешь.

Тут появился транспорт до Дальяна и мы распрощались. Вместо девушки Лены нас сопровождал какой-то парень. В аэропорт мы поехали не сразу: сначала надо было забрать несколько человек из клубного отеля, расположенного за городом. Подъехав к отелю, мы с любопытством его оглядели. Несколько зданий прилепились к склонам холма, через дорогу от моря. На берегу был крошечный пляж и такой же пляжный бар. Отъезжающие со слезами на глазах прощались с остающимися. "Вот так-то, - подумали мы. - С чего это вдруг на курорте возникла дружба такая трогательная? Впрочем, до города полчаса на маршрутке, не наездишься - вот они от нечего делать и дружили изо всех сил. Мы бы тут со скуки сдохли, а если повар в отеле такой же, как у нас, то еще и от голода. Нет уж, лучше отдыхать в самом Мармарисе - там ты сам по себе."

По дороге у нас случилась санитарная остановка на автобусной станции. По тому, с какой прытью наши попутчики рванули в паршивенький магазинчик при станции закупать хоть какие-нибудь сувениры, мы поняли, что были правы: постояльцы клубного отеля носа из него весь отдых не высовывали. Наконец мы доехали до аэропорта и сдали багаж. При сдаче багажа у моего нагруженного чемодана отвалилась ручка вместе с желтой защитной полоской: я вздрогнул, представив, что сделают с чемоданом грузчики в Ш-2. Впрочем, забегая вперед, скажу: обошлось. А мы миновали таможню и прошли в зону вылета. Там располагалось много магазинов беспошлинной торговли. Мои смутные дурные воспоминания о турецких "Duty Free" подтвердились: все стоило ровно в два раза дороже, чем в Москве. Все-таки я, скрепя сердце и поторговавшись, купил литр черного ямайского рома "Капитан Морган" за 15 долларов - с ним мы и погрузились в "ИЛ-86". Полет прошел нормально, если не считать того, что к середине его все стюарды и стюардессы напились в усмерть сухим вином, сэкономленным за счет пассажиров за несколько рейсов. Это был уже какой-то "пьяный самолет". Решив, что летчики-то экипажа вряд ли участвуют в этой импровизированной вечеринке в воздухе, мы успокоились и даже извлекли некую выгоду из ситуации, получив дополнительного вина и на нашу долю, после употребления которого стали смотреть на пьяных бортпроводников с гораздо большим пониманием.

На том и закончилось наше путешествие, но не мой кашель - тот прошел позже.

P.S. Я оставил себе на память фиолетовую купюру достоинством в 500 тысяч турецких лир. Позже дома обнаружилась зеленая купюра достоинством в 50 тысяч турецких лир, оставшаяся от предыдущего вояжа (6 лет назад ее покупательная способность была равна нынешней фиолетовой). Я внимательно рассмотрел обе: на зеленой купюре "отец турок" Кемаль Ататюрк был изображен в профиль, со строгим взглядом, не допускающим и мысли о гиперинфляции, на фиолетовой - уже анфас, с хитрой лучистой улыбкой дедушки Ленина, как бы говорящей: "То ли еще будет, ребята!"

Анатолий Новак,
Отдых в Турции со скидкой 30%

Турция со скидками. Лучшие цены на отдых!
Интересные акции каждую неделю, бонусная программа!
1001%надежности: страхование от невыезда!
Наши офисы продаж по всей России! Звоните: 8(495)725-10-01

 

Все туры в Турцию со скидкой!
Гипермаркет туров Skidki-Online.ru
 - Скидки до 40%!
 - 11 лет выгодных цен!
- 36 офисов по всей России!
- Быстрая покупка туров!
 +7 495 626-26-60, 8 800 222-77-20
 
В начало страницы
Нам важно, кто Вы
Спасибо! Теперь Вы мужчина!
Спасибо! Теперь Вы женщина!
Пожалуйста, проверьте правильность указания даты Вашего рождения
Сохранить
Спасибо! Данные сохранены.
×
  • Алания, Kleopatra Arsi (ex. Kleopatra Inn) 3*, дата вылета: 20.11.2018, 3 ночи, 16 678 руб.
  • Алания, Arsi Enfi City Beach Hotel 4*, дата вылета: 20.11.2018, 3 ночи, 16 206 руб.
  • Алания, Arsi Hotel 3*, дата вылета: 20.11.2018, 3 ночи, 15 655 руб.
  • Алания, Kleopatra Alis Hotel 3*, дата вылета: 20.11.2018, 3 ночи, 15 655 руб.
  • Анталья, Atalla Hotel 3*, дата вылета: 20.11.2018, 3 ночи, 16 285 руб.
Подобрать тур в Турцию
Подобрать тур
Вы получите лучшие горящие туры!
Сэкономите до 30% стоимости тура
Мы гарантируем самые низкие цены!
Заявка на подбор тура в отель
Заявка на подбор тура
Заполните все поля заявки на подбор тура
Страна, курорт
Дата начала тура
Ваше имя
Ваш город
Ваш телефон
*Услуга подбора тура абсолютно бесплатна!
Спасибо. Ваша заявка принята!
Произошла ошибка, попробуйте повторить свой запрос позже
Вы не можете отправлять более одной заявки в сутки
Очень быстро подобрали тур и перезвонили - уже через неделю отдыхала! Отель оказался даже лучше, чем я планировала за эти деньги! Всем советую!
Оля Cидорова, г. Москва
Отправка заявки ни к чему Вас не обязывает. После получения заявки менеджеры подберут для вас лучшие предложения. Услуга абсолютно бесплатна.